Андрей Иванов

Разрешите представиться…

Разрешите представиться – Андрей Иванов!
Собиратель словесных мозаик.
Я верю, что миром правит любовь!
Романтик… Поэт и прозаик…

Пишу очень трудно…
Со скрипом…
Всегда…
Рифмы…
Сюжеты…
Где вы?
У кого-то строки текут как вода!
У меня же - сплошные нервы!

Муза мне не диктует стихи по ночам.
Вдохновенье во сне не приходит…
Всё, что я написал – я придумал сам…
Рукою никто не водит.

Если смог бы я не писать,
Не писал бы я…
Это точно!
Никогда не смогу…
По всему видать...
Я завяз в этом деле прочно.

Не могу не писать…
В этом вся беда…
Новый день – новое испытание!
Мне не скрыться…
Мне не сбежать никуда…
Преступление и наказание…

Я за каждое слово ответить готов.
Без истерики и без паник.
Разрешите представиться – Андрей Иванов!
Чуть поэт! И слегка – прозаик!

В конце ноября у Андрея Иванова вышла из печати первая официально изданная книга детских рассказов "Суп из крылышек стрекозы"
Пусть падают листья…

Опять разлетались на улицах листья,
Усталые птицы ушедшей эпохи.
Природа стремится освободиться,
Вчерашнее сбросив прохожим под ноги.


Опавшей листве напророчив забвенье,
Сжигают ее на кострах инквизиций.
Швыряю в огонь свои стихотворенья.
Нелепый поэт захудалых провинций.

Сгорает бумага, становится прахом,
Сгорают слова…
Не сгорают лишь мысли…
Шагаю в обнимку с тобой…
И со страхом…
Пусть падают листья…
Шагаю по листьям…

Шагаю…
Топчу…
Топчу и жалею...
Жалею и плАчу…
ПлачУ и шагаю…
Опять не успел, и уже не успею.
А раз не успею…
Иди…
Отпускаю…
Я дарю твое имя звездам

Я рифмую твоё имя
Со словами люблю и счастье
Счастье – выдуманное двоими.
Счастье – выкованное в ненастье.

Я дарю твое имя звездам,
Что завязли на небосклоне,
Я целую твои слезы…
Я ныряю в твои ладони…

Я кричу тебе громко-громко!
Я шепчу тебе еле слышно….
Без тебя я живу в потемках
Без тебя ничего не вижу

Акварелями поднебесья
На ковыльном холсте равнины
Я пишу для тебя песни.
Я рисую твое имя…

Виктор Цой…

15 августа 1990 года в автокатастрофе погиб Виктор Цой.

Август…
Полдень…
Пустое шоссе…
Ветер…
Скорость…
Обочина!
Газ!
Смерть навстречу!
На той полосе!
Врет кукушка…
Потом…
Не сейчас…

Тебя любят…
Ты любишь…
Не спи!
Счастье есть!
Не гони!
Тебя ждут!
Жизнь – одна!
Она вся впереди!
Цена жизни мала…
Пять минут!

Надо жить!
Ты не должен!
Не смей!
Тормози!
Жизнь – одна!
Рядом смерть!
Не жалеешь себя…
Пожалей…
Песни, что не успел еще спеть…

Не гони!
Тебя дома ждет сын…
Ждет любимая…
Остановись!
Тебя любят!
Ты нужен…
Живым!
Ты устал…
Ты уснул…
Эй!
Проснись!

Речка…
Мостик…
Устал – отдохни…
Вправо!
Влево!
«Икарус»
Занос!
Не сейчас…
Все еще впереди…
Полдень…
Жарко…
Мурашки…
Мороз...

Прибалтийское лето…
Беда…
Эхо крикнет в последний раз – Стой!
И умолкнет…
Погасла звезда…
Дверь закрыта…
Погиб Виктор Цой…

Умер Высоцкий…

Он мне не был, ни другом, ни братом…
Только помню…
Наотмашь…
Хлестко…
Жарким летом…
В восьмидесятом…
Сказал папа…
Умер Высоцкий…

А что я?
Я – всего первоклассник…
В телевизоре – Олимпиада.
Телевизор цветной!
Праздник!
Отчего же грустит папа?

Папа, кто это?
А …
Тот…
С гитарой…
Пел про то, как козла обижают!
Умер?
А почему?
Он был старый?
Или болен?
Отчего умирают?

Папа старую достал пленку…
Заметался хриплый голос по дому…
Про смешное пел…
Но так горько…
Так привычно…
Так совсем по-другому…

Сорок лет минуло…
Скорбная дата…
Но звучат в душе моей отголоски…
Жарко…
Лето…
Восьмидесятый…
Папа курит…
Умер Высоцкий…

А ты - королева!

Все бабы - как бабы...
А ты - королева!
Справа - не то...
А слева?
И слева!
Не сыщешь тебе конкуренток на пляже...
На пляже?
Да ладно!
Во всём мире даже...
В прожаренном Ейске сто тысяч красавиц...
Простите, красотки, но вы мне не нравитесь....
Пусть море роскошные формы целует ...
Ласкает пусть вас...
Обнимает...
Балует...
Вам очень идёт одеяние Евы...
Но вы - просто бабы...
Она - королева!

Где блуждаешь, моя таинственная?

Где блуждаешь, моя таинственная?
Одиночество разменяв.
Та – мне нужная…
Та – единственная…
Что придумана для меня.

Городские маршруты буднично,
Пеленают узлами встреч.
Ежесуточно…
Ежеулично…
В море лишних, ненужных плеч.

Но как водится – мы встречаемся,
Не узнавшие на ходу.
Мы – неузнанные ошибаемся,
Не поверившие в судьбу.

А по городу бродят тысячи,
Ошибающихся…
Чужих…
Безнадежно спасения ищущих.
Счастья, ищущих для двоих.

Потерялась ты где, неотысканная?
Спрятав взгляд под навес ресниц.
Нам с тобою любовь прописана.
От любви не уйти…
Найдись!

Говори мне чаще о любви…

Говори мне чаще о любви.
Мне так нужен тихий голос твой…
Если я не рядом – позвони.
И скажи…
Ну, здравствуй, мой родной…

Расскажи, как холодно в ночи…
Как скребет в окно рассвет…
Не наш…
Чужой…
Говори…
Ты только не молчи…
Говори…
Мне нужен голос твой…

Здравствуй, август!

Здравствуй, август!
Здравствуй, мой бархатный!
Самый летне-неуловимый!
Насладиться тобою надобно…
Чтобы осенью помнить дождливой…

Чтобы дней этих…
Солнцем меченых…
На весь год мне с лихвой хватило…
Жить бы в августе бесконечно…
Вот бы лето не уходило!

Ты отдай, август, мне свои ночи…
Утонувшие в звездной прохладе,
Эх!
Вот смог бы я осень отсрочить!
Я еще не хочу листопада.

Дни летят…
Но так дорог мне каждый.
Все со мною…
До каждого мига…
Грустный август…
Короткий…
Миражный…
Я читаю опять твою книгу…

Лето – только для нас…

Мы шагнули в душное лето...
Душа в душу...
Любовью дыша...
Заблудились в нем незаметно...
И идём никуда не спеша...

Пахнут губы вином и клубникой
И полынью...
Совсем чуть-чуть...
Оставляем везде улики...
Чтобы вспомнить когда-нибудь...

Пьем до дна все хмельные ночи...
Слушая соловьиный джаз...
Беззастенчиво и порочно...
Лето в плен захватило нас...

Не сбежать никуда из плена...
Опьянённым...
Влюбленным нам...
Счастье бродит по нашим венам ...
Разделенное пополам...

Заблудились мы...
Затерялись...
От чужих, нехороших глаз...
Мы друг в друге с тобой состоялись...
Это лето - только для нас...

Мы – счастливые…

Закрой мне глаза ладонями…
Горячими…
Словно лето…
Утренними прибоями,
Наложи на разлуку вето…

В закипевшем от страсти море…
Пусть утонут все наши ссоры
Пусть вся фауна…
Пусть вся флора…
Поддержкой станет…
Опорой…

Размахнись…
И за горизонты…
Не скупясь зашвырни плохое…
А сердца бьются…
Ставят рекорды…
Не приученные к покою…

Закрой мне глаза ладонями…
Поцелуями свяжи губы
Окрыленные…
Утомленные…
Мы – счастливые…
Мы – любим…

Нам всю жизнь теперь бродить по бескрайностям

Биссектрисой нелюбви мы разрублены.
По чужим стихотворениям скитаемся…
Только рифмы в тех стихах – все обуглены…
А мы маемся…
Спотыкаемся…

Нам всю жизнь теперь блуждать в заблуждениях.
Выбираться из придуманных сложностей.
Сочинять самим себе настроение.
Не прощая друг другу оплошностей.

Все, что было нам дано…
В прах развеяно…
Мы заложники дождливой реальности…
Мы уже не заодно…
Мы – потеряны!
Нам всю жизнь теперь бродить по бескрайностям…

У меня есть ты…

У меня есть ты!
А это главное!
Я спасен тобой…
Спасен…
Не раз…
Среди суеты…
Среди тщеславия…
Обогрет теплом любимых глаз.

Шаг за шагом…
Жизнь – дорога сложная…
Спотыкаюсь…
Падаю…
Встаю…
Знаю – рядом ты…
Моя…
Надежная…
Ошибаюсь…
Каюсь…
Я люблю!

Я люблю…
Благодарю…
И об одном прошу…
Будь со мной, пока стучат сердца!
Даже на краю, тебя не отпущу…
Вместе…
На земле...
И в небесах…

Я в безумстве своем счастлив…

Я в безумстве своем счастлив…
Я швыряю слова на ветер…
Как в болоте…
В любви погрязнув…
Я счастливее всех на свете…

Становлюсь как атлант сильным.
Я…
Целуя твои пульсы…
Прошепчи…
Мой родной…
Милый…
Не давай умирать безумству…

Миллион раз войду в эту реку
Вопреки всем земным устоям…
Мне не хватит земного века…
Мне не хватит земных просторов…

Мне не хватит сто тысяч жизней…
Только рядом будь …
Будь со мною…
Погружаюсь в твои харизмы,
Так безумно …
И с головою…

Я в безумстве своем счастлив

Я опять тебе буду сниться…

Я опять тебе буду сниться…
От полуночи до рассвета...
На дрожащих во сне ресницах ...
Пусть резвятся частицы лета...

В каждом сне – мы с тобою рядом...
Каждый сон – как сюжет романа.
Улыбайся – мне это надо...
Пусть любовь станет талисманом...

Пусть любовь нас с тобой обнимет...
Не отдаст на потеху ссорам...
Закипит пусть...
Пусть не остынет...
Пусть любовь станет приговором...

Я люблю тебя...
Я – мечтаю...
Без остатка в любви раствориться...
Обнимая тебя, засыпаю...
Я опять тебе буду сниться...

Я скажу тебе просто…

Я скажу тебе просто – прости…
Миллионном растаявших льдинок…
Мне тебя никогда не найти…
В диких стаях летящих снежинок.
Я скажу тебе просто – пойми…
Не жалей ты того, что минуло,
В нашем прошлом нет места двоим…
Наше прошлое, нас обмануло…

Я скажу тебе просто – поверь…
Ты же видишь нам трудно обоим,
Не бывает напрасных потерь…
Но теперь мы потеряны двое…
Я скажу тебе шепотом – жди…
Я же рядом…
Я здесь…
Я с тобою…
Не страшны проливные дожди…
С ними справимся…
Вместе…
С любовью…

Замерзаю...

Замерзаю...
От холодных взглядов исподлобья...
Замерзаю...
От свечи, зажжённой в изголовье...
Замерзаю...
От золы погасшего кострища...
Замерзаю...
От того, что знаю - духом нищий...

Замерзаю...
От любых скандалов...
Ссор и сплетен...
Замерзаю...
От неинтересных мне секретов...
Замерзаю...
Отогреть пытаясь вдохновенье...
Замерзаю...
В каждом из своих стихотворений...

Замерзаю...
Если в телевизор тупо пялюсь...
Замерзаю...
Если согрешу и не покаюсь...
Замерзаю....
От вины, порой не виноватый...
Замерзаю от вина...
Когда поддатый...

Замерзаю...
Если заболеет мама ...
Замерзаю...
Если у сестры в семье не ладно...
Замерзаю...
Если загрустили мои дети ...
Замерзаю...
Даже если солнце в небе светит...

Замерзаю...
Допустив ошибку...
Замерзаю...
Без твоей улыбки...
Замерзаю...
Сам себя терзаю...
Если ты не рядом...
Замерзаю...

Ты – глупый!

На последнем этаже угасшей страсти…
В отражении закатных предрассудков…
Хочется кричать мне – ЗДРАВСТВУЙ, СЧАСТЬЕ!
Но сквозь стон выдавливаю – СУКА…

Позабыв о том, что было прежде…
Сдав в утиль просроченную радость.
Мелом на стене пишу – НАДЕЖДА!
А выходит непременно – ГАДОСТЬ…

Обнулив грядущие потери…
Тороплю фартовые минуты…
Шепотом твержу – Я ЖДУ! Я ВЕРЮ!
А в висках пульсирует – ТЫ – ГЛУПЫЙ!

Но пыль дорогу запорошит…

Звала меня вперед дорога, вся в трещинах и грязных лужах
Глядел я на нее с тревогой...
Но знал ...
Я нужен ей…
Я нужен…
Ждала она прикосновений...
Моих подошв она хотела...
Обрушив миллион мгновений на ставшее бесплотным тело.
Не в силах сделать даже шага, я просто плакал на пороге
Я...
Тот, кого зовут бродяга...
Кто стал предателем в итоге ...
Кого я передал?
Что я предал?
Не думая и не гадая!
Я бедам был так слепо предан...
Я стал отпетым негодяем!
Я прятал слёзы в тень ухмылки...
Переворачивал страницы...
Менял ошибки на бутылки…
Взахлеб пил воду из копытца.
Я стал плохим...
Но что плохого?
В том, что пытался быть хорошим?
В том, что зовёт меня дорога?
Но пыль дорогу запорошит…

А иначе с ума сойду…

Все трудней и трудней писать…
Не хватает свободных рифм…
Иногда хочется кричать…
Оттого, что болит внутри…

Оттого, что, увы нельзя…
Все забросить…
И просто жить…
По накатанному скользя…
Не писать…
Не читать…
Не тужить…

Это хуже, чем просто казнь…
Это ведь до последних дней…
Сам себе отдаешь приказ…
И нарушить его не смей!

Вот поэтому я пишу…
Пусть бездарно….
Пусть на беду…
Я – поэт…
Этим я дышу…
А иначе…
С ума сойду…

Пусть пишут… Буду рад…

На пороге личной деградации…
Замер…
Не решаюсь сделать шаг…
Я устал …
Устал грешить и каяться!
Вечный стыд…
И вечный липкий страх…
Не рифмуется…
Не пишется…
До одури…
И не пьется…
В пору волком взвыть…
Сам себя линчую…
Кличу лодырем…
Продолжая по теченью плыть…
Не пишу…
А может это к лучшему?
Пусть другие пишут за меня…
Может, я себя напрасно мучаю?
Может я себя ругаю зря?
Пусть другие пишут…
Перспективные…
Те кто сможет…
Не боясь преград…
За стихи их…
Зрелые и дивные…
Буду рад…
Пусть пишут…
Буду рад…

Спасибо Вам, Деды…

79-й годовщине начала Великой Отечественной войны…

Я родился в начале семидесятых...
Через тридцать лет после войны...
Но я видел, как плачут седые солдаты...
Победители страшной фашистской чумы...

Видел я, как мой дед, нес цветы к монументу...
Как он гладил медали дрожащей рукой...
Навсегда в моей памяти эти моменты...
Как и все, то что связано с этой войной...

Нет дедов моих, скромных солдатов Победы.
Они честно прошли им отпущенный срок...
Говорю я ...
- Спасибо!
Спасибо Вам...
Деды...
За тот жизненно-важный ...
Бесценный урок ...

За счастливое детство...
За чистое небо...
За рассвет без разрывов...
За тихий закат...
За науку гордиться страною и хлебом...
За 9 мая!
За салют!
За парад!

Век двадцатый ушёл...
Стал историей...
Прошлым...
Двадцать первый ...
Стремительный...
Гонит вперёд...
Но забыть о войне нам нельзя...
Невозможно...
Потому что, война тогда снова придет...

О! Жена пришла! Я его муза! Здрасте!

Моя муза, снова напилась.
С вечера в запоях, да в загулах.
С музою соседа подралась,
Битой чуть подправила ей скулы.

А другой соседке - левый глаз,
Правым хуком подсветила ловко.
Угнала оранжевый "КАМАЗ"
Доверху нагруженный морковкой.

Через восемь метров сбила столб,
Насмерть переехав таракана.
Потирая в ссадинах свой лоб.
Вырубилась на моем диване.

Ну, алкашка, что с нее возьмёшь?
Утром, первым делом - Дай мне пива!
Я с похмелья, ты меня не трожь!
Лоб болит, и нос распух как слива.

Как не стыдно? - я ей говорил.
Ведь нельзя так…
Ты же все же Муза!
Ну а с виду - чистый крокодил!
Не забыть вчерашнего конфуза...

Помни!
Ты должна писать стихи!
А еще рассказы и романы!
За последний месяц – ни строки…
Как тобою станешь графоманом?

Посмотрела Муза мне в глаза,
Залпом осушила полбокала.
- Надо же, ты веришь в чудеса!
Я такого глупого искала…

Я писать не буду!
Ишь какой!
Сам пиши!
А мне оно не нужно...
Муза я!
А ты, вот кто такой?
Что ты сделал, ради нашей дружбы?

На меня надеяться не смей!
Сам пиши, и будет тебе счастье!
Лучше мне пивка ещё налей!
О! Жена пришла!
Я его муза!
Здрасте!

Муза не пьёт…

Муза не пьёт…
Говорит – завязала…
Даже с соседкой уже помирилась…
В светскую даму она превратилась…
По дому порхала…
Улыбка как мед…

Роман предложила писать эпохальный…
Чудесный сюжет и героев придумала…
На всех злопыхателей смачно так плюнула…
Работай…
Пиши…
Если ты гениальный…

И вот я по горло работой загружен…
Пишу целый день…
Даже ночь…
Даже утро…
Работать не лень…
Но устал я как будто…
Уснул за столом…
Но был Музой разбужен...

Теперь вспоминаю счастливое время…
Когда моя Муза слетала с катушек…
Когда разгоняла пинками подружек…
Когда уходила в запой без сомненья…

В то время, и я мог проспать до обеда…
Неделями мог не придумать ни строчки…
Беспомощно жались в блокнотах листочки…
А я вечерами пил пиво с соседом…

Теперь я мечтаю…
Я жду не дождусь…
Когда же чертовка сорвется…
Напьется…
Пусть даже с соседкою в кровь подерется…
Пускай…
Я тем временем, ох, оторвусь!

Непьющая Муза - несчастье поэта...

Непьющая Муза - несчастье поэта...
Опять не давала уснуть до рассвета...
Карябал в тетрадке корявые буквы...
В награду дождался варёную брюкву...

Улыбки и кофе...
Ну - ну...
Помечтаем...
Да...
Было б неплохо...
Не будет так ...
Знаем...
Обоим известно...
Что это лишь грёзы...
А так, если честно...
Обиды и слёзы...

Я так к ней...
Я - этак...
Мол дай передышку...
Пишу до рассвета...
Потливость...
Отдышка...

Давно между прочим, созрела клубника...
Она мне - пощёчин!
Не сметь даже пикнуть!
Работай!
Раз хобби придумал такое...
Чего ты?
Вперёд!
Позабудь о покое...

Ты думаешь мне побухать неохота?
Ведь сам же твердил всё -
Работать...
Работать...
Ведь сам же гундел...
Нету стихотворений...
Такой беспредел!
Муза! Дай вдохновений!

Теперь же, когда вдохновений навалом,
Ты - лодырь, решил подремать на диване...
Лентяй! Что тебе захотелось клубники?
Могу предложить - На-ка, выкуси фигу!

Вот так и живём день за днём, со злой Музой...
Она не даёт мне чесать даже пузо ...
Какой тут ля мур?
Господа, вы - смеётесь?
Скажите, а вы, с Музой вашей деретесь?

Вот бы, все хорошее случилось…

Расскажи мне, что тебе приснилось,
В этот летний предрассветный час,
Вот бы, все хорошее случилось,
И прошло плохое мимо нас,

Я люблю, когда щебечут птицы,
По утрам в открытое окно,
Счастье собираем по крупицам,
Пьем любви безумное вино

Я люблю, когда мы просто рядом,
Каждый вздох, и тот напополам,
Веришь? Мне ведь большего не надо,
Я за это счастье, все отдам.

И когда наступит наша осень,
С мокрою желтеющей листвой,
Мы с тобой, у Господа попросим,
Пусть же она будет золотой…

Гуковские зори
Переулки, улицы, города родного,
Городка шахтерского, тихого, степного,
Пусть сравнить его нельзя, с Лондоном, с Парижем,
С каждым годом для меня он все ближе,

На семи ветрах стоит сердцу милый город,
Бедам всем наперекор полон сил и молод,
Край мой терриконовый, угольная россыпь,
На земле бывает рай, убедится просто.

Гуковские девушки всех на свете краше,
Первые красавицы – девчоночки наши,
За такими на край света, хоть в огонь, хоть
в воду.
Ведь недаром парни им не дают проходу.

Но не только девушками Гуково гордится,
Есть в истории у нас славные страницы.
И шахтеры, и спортсмены, и певцы – танцоры,
Приезжайте посмотреть гуковские зори,

Приезжайте посмотреть гуковские ночи,
Кто хоть раз здесь побывал, вернуться вновь захочет,
Если вдруг судьба меня забросит на чужбину,
От тоски по городу я зачахну, сгину.

Зря огнями соблазняют и Москва, и Питер,
Я навеки гуковчанин, вы уж извините.
Тополиным пухом здесь усыпаны аллеи,
Не стареет Гуково…
Гуково взрослеет…

Крик души оборвется...

Крик души оборвется внезапно,
Этот крик не услышит никто,
И когтистой, тигриною лапой,
Постучит ночь в слепое окно,

Голос слаб, в предрассветном тумане,
Утонул, захлебнулся, заглох,
Погружаясь в пучину обмана,
Вдруг возникнет вопрос,
Есть ли Бог?

Есть, конечно!
Я в этом уверен,
И распятье зажав в кулаке,
Прочь сомненья!
В открытые двери,
Я шагну.… Поутру налегке...

Будет путь мой нелегок и долог,
Ноги в кровь, и лохмотья одежд,
А под сердцем десяток иголок,
И тупое упрямство невежд,

НАПЛЕВАТЬ!
НАПРОЛОМ!
Я упрямый,
Я Дойду,
Доползу,
Добреду.
Каждый раз, выбираясь из ямы,
Я молитву шепчу как в бреду,

Своей верой, такой же, как прежде,
Крест нательный целуя до слез,
Сохраню хоть остатки надежды,
И не дам ей пойти под откос.

Дай мне, Боже, хоть каплю терпенья,
Сохрани и спаси!
Помоги!
Преклоняя колени смиренно,
Возвращу все былые долги,

Я вернусь, не святой, и не грешник,
Может, что-то сумею понять,
Иль такой, как и был пересмешник,
Буду снова кутить да гулять...

Моим одноклассникам

В первую субботу февраля,
Жду вас в гости школьные друзья,
Отложите, все свои дела,
С вами нам не встретиться нельзя,

Нас связала школьная скамья,
Десять лет, и их нам не забыть,
Мы с тех пор, считай, одна семья,
Как же я могу вас не любить?

Пусть прически поредели,
И морщины стали глубже,
Пусть морозы, и метели,
Не стареет наша дружба,
Ведь в душе, мы, как и прежде,
Остаемся молодые,
В юность снова окунемся,
Мои люди, дорогие!

Выпьем, и нальем еще не раз,
Нам вино сегодня не во вред,
Мы ведь самый дружный в мире класс,
Самый лучший, это не секрет.

Вспомним тех, кто вышел покурить,
Чтобы не вернуться, никогда,
Больно, да и что там, говорить,
В памяти у нас, они всегда.
Наши девочки красивей всех,
Годы их обходят стороной,
Колокольчиком звучит их смех,
В унисон, с гитарною струной,

Приглашая их на танец, мы,
Будем, и стесняться, и краснеть,
Милые девчонки, что же вы,
Всё так торопились повзрослеть?

Пусть прически поредели,
И морщины стали глубже,
Пусть морозы, и метели,
Не стареет наша дружба,
Ведь в душе, мы, как и прежде,
Остаемся молодые,
В юность снова окунемся,
Мои люди, дорогие!

Верю я, что мы еще не раз,
Песни нашей юности споем,
Как на выпускном станцуем вальс,
И тайком шампанского нальем.

Маскируя неуклюжесть фраз,
Я в стихах друзей благодарю,
Мой родной, мой самый лучший класс,
Я вас обожаю, и люблю!
Осень золото растеряла…

Осень золото растеряла,
Так беспомощно и нелепо,
И ночами дождем стреляла,
По утрам в тучи пряча небо.

Упивалась плохой погодой,
Да грозила зимой морозной.
Пела с ветром, забыв про ноты,
Спохватилась, да было поздно,

Заметалась, да все без толку,
Заскулила почуяв вьюгу…
Босиком, по льду – по осколкам. ..
К подаяниям тянет руку…

Каждый сам за себя...

Каждый сам за себя – все один на один,
Мы бойцы, да никто, что-то в бой не спешит,
Наш приют материк, из не тающих льдин,
Милосердный наш Бог, нам позволил грешить,

Так живем, день за днем, ожидая весну,
И все меньше друзей, и все больше крестов,
Тот уснул за рулем, этот просто уснул,
Жизнь как сон, как музей разведенных мостов,

Жмем распятье к груди,
Кукиш прячем в карман,
Все несем на алтарь рок-н-ролльных богов,
Что нас ждет впереди?
Только страх и обман,
Рюмка водки…
Сухарь…
Да насмешки врагов…

Шире шаг, на парад в честь последней мечты,
Земляничных полян, конопляных полей,
Где ты, Родина-Мать?
Что же делаешь ты?
Ну, хоть солнца лучом, нас убогих согрей…

Так прекрасна плохая погода…

Так прекрасна плохая погода,
Лужи, дождь, пожелтевшие листья,
Что с того, что тепла ждать полгода,
Подождем, время быстро так мчится,

Я тебя приглашу прогуляться,
По вечерним, осенним аллеям,
И мы будем с тобой целоваться.
Как подростки, немного робея,

В темноте от прохожих скрываться,
Раскрасневшись от чувств, и от смеха,
Будем снова друг в друга влюбляться,
Нам ни дождь, ни года, не помеха,

Пусть погода тосклива, ненастна,
Под зонтом и уютно, и сухо,
И мы верим, что все не напрасно,
Знаем, нам не прожить друг без друга…

Счастлив …

В небесах заключен наш брак,
Дали жизнь нам одну на двоих.
Друг без друга уже никак,
Друг без друга уже – тупик.

Счастлив тем, что могу сказать,
Я люблю тебя, милый друг,
Вечерами люблю встречать,
Сумку взять из усталых рук,

Сапоги снять с усталых ног,
Стол накрыть, и налить вина…
Счастлив тем, это видит бог…
Что любовь свою пьем до дна…

Счастлив тем, что в ночи не сплю,
Сберегая твой чуткий сон,
И шепчу –
Я тебя люблю…
И дышу с тобой в унисон…
Любить…

Не нужны мы друг другу – разные…
Не похожие на других,
И так мало совместных праздников,
Нам отпущено на двоих,

Крепко цепью одною скованные,
Эта каторга навсегда,
Дорожим мы своими оковами,
И несем их через года

Оба гордые, оба вольные,
Нам летать бы, а мы на дне,
Всё судьбой своей недовольные,
Недовольны друг другом вдвойне.

А казалось бы проще некуда,
Жить как все, да добро наживать,
Но всегда, почему-то некогда,
Да и в общем-то наплевать,

Легче так, ни о чем не думая,
Обвиняя во всем судьбу,
И списать все на слабоумие,
Да завистников ворожбу,

И друг с другом во всем не согласные,
Друг без друга и дня не жить,
Одинаковые, хоть и разные,
Нам осталось одно – любить…

А знаешь, я еще вернусь…

А знаешь, я еще вернусь,
Когда уже совсем забудешь,
В лампадке уж огонь задуешь,
И дверь закроешь, ну и пусть…

А знаешь, я еще вернусь,
Когда ждать сил уже не будет,
В окошко стук тебя разбудит,
Из глаз твоих исчезнет грусть

А знаешь, я еще вернусь,
Пускай нежданный и голодный,
Зато любимый и свободный,
Твоей щеки рукой коснусь…

А знаешь, я еще вернусь,
Последним ласковым закатом,
Себя, считая виноватым,
К твоей калитке прокрадусь….

А знаешь, я еще вернусь,
Не верь, что обо мне расскажут,
За клевету пусть Бог накажет,
Я свежим ветром в дом ворвусь…

Все, что досталось нам…

Где-то, ни здесь, ни там,
Встретились наши тени,
Жертвой чужим богам,
На алтаре забвения

Вспыхнул огонь в глазах,
На перекрестке судеб,
Мы потерпели крах,
Хуже уже не будет,

Лестница в небеса,
Каждый шаг – испытание,
С верою в чудеса,
Нам с тобой жить в изгнании,

Некому рассказать,
Чувства томить в неволе,
Гнать, и обратно звать,
Жизнь – перекати-поле,

Все, что досталось нам,
Трачено без остатка,
Меряно по часам,
Мало, но, как же сладко….

Сериал под названием Жизнь…

Мы с тобою снимаем кино -
Сериал под названием Жизнь,
А сюжет нам знаком давно -
Две судьбы здесь в одну слились.

Уже больше, чем двадцать лет,
Кадр за кадром, за шагом шаг,
Не всегда любовь да совет,
Не всегда нам легко дышать.

То комедия, то мелодрама,
Черно-белый сюжет и цветной,
Ты бываешь порою упряма,
Я смешным бываю порой.

Но другого совсем не надо,
Бог отпустит нам все грехи,
Я хочу, чтоб была ты рядом,
Я тебе посвящаю стихи.

Знаю – «Оскар» не светит нам,
Ведь актеры мы так себе,
Но за то, что все пополам,
Благодарны своей судьбе.

Все равно мы счастливей всех,
Наши дети – вот главный приз,
Наша радость и наш успех
В сериале с названием «Жизнь»

Я тебя очень люблю!

Я все звезды сложу у твоих стройных ног,
Я у бога прошу – пусть хранит тебя бог,
Знаешь, мне ведь и дня без тебя не прожить,
Будет воля твоя, миловать иль казнить.

Твой божественный взгляд, замирая ловлю,
Чувств моих не унять, о пощаде молю!
Лепестками цветов устелю я твой путь,
Знай!
На все я готов!
Только ты со мной будь!

Над моею любовью, не властны года,
И тропою одною идти нам всегда,
Я люблю!
Сотни раз я тебе повторю!
Я люблю тебя!
Я тебя очень люблю!

Кто бы знал…

В спину взгляд колючий,
Гадкие улыбки…
Думал, что везучий!
Не считал убытки!

Дверь в чужое счастье
Затвори покрепче…
Память рви на части!
Может станет легче!

Убежать бы!
Скрыться!
От себя подальше…
Или застрелиться?
Только бы без фальши!

Неразборчив почерк,
Рифмы бьёт в ознобе!
Вместо мата – прочерк
От бессильной злобы!

Мятая бумага…
Поиски сюжета…
Скрещенные шпаги!
Или – пистолеты?

Кумачом алеет
Новая обида.
Думал, не посмеет?
Думал он для вида?
Целился бы лучше!
Кто бы знал Дантеса?
Сукин сын ты, Пушкин!
Ну, какого беса?

Поколение одиночек

И не радости, и не боли,
Мы живем то вчера, то завтра,
Мы до старости учим роли,
А нас гонят прочь из театра,

Шаг за шагом, ряды все реже,
В пустоте, не сомкнутся плечи,
Одиночество вены режет,
Безысходность с хандрой калечат…

Нас и сглазить – то не успели,
А уж ставят кресты да свечки,
И скулят за окном метели,
И заткнулся сверчок за печкой…

Поколение одиночек,
Тех, кто вырос, смотря на звезды,
Непонятный, корявый почерк,
И менять что-то слишком поздно…
В городе непокорном… (Ленинград)

Обледеневший город…
Балтики низкое небо…
Хмурые лица…
Голод…
Сто двадцать пять граммов
хлеба…
Просят еды дети…
Будь проклята ты, блокада!
Смотрят в глаза смерти, жители Ленинграда!
Воля…
Надежда…
Вера…
Ладога…
Лед…
Дорога!
Напряжены нервы…
В реве сирен – тревога,
Бомбардировки…
Взрывы…
Трупы…
Руины…
Осада…
Но вопреки всему – живы, жители Ленинграда.
Город живет – дышит…
Бьется пульс метрономом…
Голос Берггольц слышат жители в каждом доме.
В «Городе мертвых» - громом - «Симфония Ленинграда»!
В городе непокорном…

Штрафбат

Здесь званий нет, и нет наград,
Здесь только кровь вину искупит.
Сегодня в бой идет штрафбат,
А завтра не для всех наступит.

Там впереди огонь и смерть,
А за спиной заградотряды.
О прошлом нечего жалеть,
Пора пройти все круги ада.

Нам дан приказ: Не отступать!
И каждому по сто грамм водки.
А мы…Нам нечего терять,
Зубами рвем фашистам глотки.

За Сталина! – здесь не кричат
Отборным матом душу грея
Суров закон – пленных не брать!
Врага увидев, сатанеем!

За все назначена цена,
Но цель у нас одна – победа!
Мы гибнем не за ордена,
За радость мирного рассвета…

Таран
(Посвящается подвигу Николая Гастелло)

Шли первые дни этой страшной войны,
Бомбежки и взрывы врываются в сны,
Ни шагу назад! – враг стоит у ворот,
За линию фронта летит самолет.

Достиг своей цели смертельный наш груз,
Без устали жмет пулеметчик на спуск,
А там, на земле ад горящих машин,
Война - дело для настоящих мужчин.

Но нам в этот раз не спастись, не уйти,
Должны до конца этот путь мы пройти,
Зенитным снарядом пробит бензобак,
Горит самолет, впереди полный мрак,

Порою секунды длиннее, чем жизнь,
Кровавые блики…
Братишка, держись!
Не гнить нам в плену, умирая от ран,
Внизу видим цель…
Мы идем на таран!

Все дальше и дальше от нас та война,
Но помнить о ней мы будем всегда…
Вечный огонь и гранитные плиты…
Никто не забыт…
Ничто не забыто…

Варшава (Посвящается Варшавскому восстанию 1944г.)

Под фашистской стопою подполье живет,
Пробил час – мы восстали из праха,
Наша воля к победе только с нами умрет…
Боль в сердцах, но нет места для страха.
С неба огненный шквал, но, ни шагу назад!
Нас все меньше, но мы не сдаёмся.
Лишь отчаянной злобой пылают глаза,
Через пули к свободе прорвемся!

Каждая пядь земли,
Кровью полита щедро,
Там, где сады цвели.
Ветер играет пеплом.
Лучше уж смерть, чем плен,
Жалкого рабства лучше,
Встань же Варшава с колен!
В небе варшавском тучи.

Это верная смерть, значит это судьба.
Встали в строй жены, матери, дети.
Пока ярость кипит, Варшава жива!
Нас последний бой ждёт на рассвете.
Танки, грозно рыча, изрыгают свинец,
На развалинах древней Варшавы,
Черное воронье нам пророчит конец,
Мы в бессмертье уходим со славой.

Белый взрыв

Посвящается альпинистам, погибшим в
Великой Отечественной Войне

В горных реках чистая вода,
Воздух здесь прозрачней и вкусней,
Но и в горы забралась война,
Наш Кавказ не ждал таких гостей.

На вершине затаилась смерть,
Метко бьют альпийские стрелки,
Но назад пути-дороги нет,
Только вверх, туда, где ледники!

По отвесным скалам, пальцы в кровь,
Белый снег не скроет наших тел,
Мы как на ладони. Вновь и вновь,
Фрицы начинают наш расстрел.

Мертвых оставляя позади,
С криком вырывая каждый метр,
Хоть один, но должен доползти,
За собой оставив красный след.

Белый взрыв…
И выполнен приказ,
«Эдельвейс» лавиною сметен,
Было шестеро, теперь лишь двое нас.
До Берлина мы с тобой дойдем...
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website